Бардак

Оправдания ренийского «Водоканала» после финансового отчёта: «шедевр разговорного жанра»

Как уже сообщалось, на десятой сессии Ренийского горсовета депутаты заслушали отчёт о финансово-хозяйственной деятельности коммунального предприятия «Водоканал» за 2020 год. Однако на пленарном заседании возникли два странных обстоятельства: в бумажном варианте отчёта не обнаружилось главных финансовых показателей работы КП, а депутаты этого просто не заметили.

Как такое могло случиться? Ситуацию прокомментировала главный бухгалтер «Водоканала» Екатерина Антоненко. Наша беседа получилось непростой и очень интересной. Настолько интересной, что мы решили воспроизвести диктофонную запись интервью почти дословно, сохраняя все смысловые и стилистические особенности разговора. Думаю, читатели поймут, почему это так важно.

– Катя, вы согласны, что в отчёте «Водоканала» нет тех финансовых цифр, которые надо было предоставить депутатам?

– Этих цифр нет, потому что отчёт готовили экономист и директор. Директор хотел показать, насколько убыточно наше предприятие и как мы пытаемся выжить. Финансовую деятельность можно посмотреть… где… где выкладывается наш баланс. Например, в «Приватбанке». Эта информация не скрывается.

– Но вы же понимаете, что депутаты горсовета не должны идти в банк и искать ваш баланс…

– Это понятно. Но есть официальные сайты. Например, «Прозорро». Там видно наш баланс.

– Возможно. Однако «Водоканал» был обязан отчитаться о своих финансах перед депутатами. Это не я придумал – этот вопрос включили в повестку дня сессии. Депутаты должны были получить всю информацию в отчёте, а не искать её на сайтах. А у вас не только информации такой нет, – отчёт даже не подписан. На документе нет никакой подписи. То есть даже не понятно, кто является автором отчёта. Вы согласны с тем, что это, мягко говоря, неправильно? Это же официальный документ.  

– Нет подписи? Наверное… Я не видела этот отчёт, если честно.

– А вы не участвовали в его подготовке?

– В его подготовке я участвовала только касательно цифр. Что касается информации по авариям, я не участвовала. Да, кто-то должен был подписать отчёт… Почему не подписали? Потому что, видать, каждому депутату дали копию. Основной экземпляр, вероятно, подписан.

– Но ведь можно было просто указать фамилию и должность автора отчёта, пусть и без автографа.

– Вам раздали просто экземпляры без подписи и без фамилий.

– И всё же. Финансового отчёта как такового не было.

– Смотрите. Отчёт – за 2020 год, а в том году нам не выделяли средства из городского бюджета.

– Катя, речь не идёт о деньгах из городского бюджета. Речь идёт о финансово-хозяйственной деятельности предприятия. А это предполагает любые доходы и расходы: собственные, бюджетные, внебюджетные, кредитные, спонсорские, какие угодно. Да, у «Водоканала» в прошлом году не было бюджетных дотаций. Вы справились за счёт внутренних доходов. Вот об этом и надо было отчитаться.

– Не было поставлено такой задачи. Понимаете? Ну, не было поставлено такой задачи.

– Кто вам не поставил такую задачу?

– Директор. Он готовил отчёт, хотел отчитаться. И отчитался: сколько аварий было за год, сколько потрачено денег на их ликвидацию.

– Да, это всё есть в отчёте. Но это хозяйственная деятельность. А где финансовая? Вы должны были хотя бы указать свои годовые доходы и расходы. Но не указали.

– Это называется финансовый план.

– Хорошо. Но план составляется в конце текущего года на следующий год. Вы были обязаны отчитаться по итогам 2020 года, в том числе по итогам выполнения финансового плана. Но ведь не отчитались. Почему?

– Была поставлена задача отчитаться о деятельности предприятия вот в таком формате.

– Посмотрите ещё раз, как называется документ: «о финансово-хозяйственной деятельности». С хозяйственной деятельностью всё понятно. А финансовая – сплошное «белое пятно». Ну, перечитайте отчёт ещё раз. Это же очевидные вещи.

– Ну, вот и написали на нас жалобы. И нас проверяло КРУ (подразумевается Госаудитслужба – Прим. авт.).

– Катя, вы же главный бухгалтер. Почему вы не проследили, как составлен отчёт? Это же в ваших интересах.

– Я не должна контролировать директора.

– Есть такое понятие, как администрация предприятия. Это – руководитель и главбух. Так всегда было и есть. Вы, Катя, – часть администрации. И вы несёте ответственность вместе с директором.

– Ну, конечно… Но директор захотел предоставить именно такой отчёт. Более подробная финансовая информация подаётся в наших документах при обосновании необходимости повысить тарифы на воду. В этом случае мы указываем себестоимость услуг, рост расходов на зарплату и другие показатели. А в этом отчёте такие показатели не подаются.

– Катя, я вам десятый раз напоминаю, что «Водоканал» был обязан предоставить горсовету финансовый отчёт своей деятельности. При чём тут обоснование тарифов? Ваше счастье, что депутаты не вникали в отчёт и ничего не заметили. Но ведь идея отчёта возникла не просто так. Когда депутаты стали интересоваться, куда пойдёт дотация КП из местного бюджета в размере 3 миллиона гривен, городской голова пообещал, что предприятие отчитается за каждую копейку.

– Отчёт, о котором вы говорите, подаётся только при повышении тарифов.

– Катя, не только. Неужели вы не понимаете элементарных вещей? «Водоканал» подчиняется горсовету. Горсовет – это депутаты. Они – местная власть. И если власть требует от вас отчитаться, то вы обязаны отчитаться. Даже о том, какой краской покрашен ваш забор и по какой цене вы её купили. Я сейчас условно говорю. Но суть вопроса не меняется. А ещё депутаты просили разъяснить, на что будут потрачены три миллиона из городской казны.

– Честно говоря, я не понимаю, почему депутатам сразу не донесли информацию по поводу этих трёх миллионов. Потому что у людей сложилось мнение, что горсовет дал нам бюджетные средства, а Антоненко прибежала с мешком и забрала эти деньги. Я не знаю, почему на сессии не было озвучено, что дотация – исключительно на зарплату и налоги. Мы не имеем права направить бюджетные деньги в какое-то другое русло.

– Тогда нужно было подсказать директору, что он не дал своевременно информацию, и именно он породил эту негативную волну… А что, у вас такая дыра с зарплатой?

– Не дыра. Но когда в очередной раз поднялась минимальная зарплата, на предприятии возникла нехватка средств в фонде оплаты труда на 2021 год. Директор об этом говорил, был подготовлен соответствующий анализ. И чтобы не поднимать тариф для населения, было принято решение предоставить КП финансовую помощь из городского бюджета. Могу показать вам официальный документ – помесячный план использования этих средств. План утверждён в Госказначействе. Я, как и положено, даю в казначейство ведомость на зарплату, и лишь затем оно пропускает деньги, которые напрямую уходят на оплату труда и налоги.

– Тут сыграло свою роль и заявление мэра о том, что «Водоканал» весь 2020 год проработал без дотаций из горбюджета. И многие восприняли это так: ага, значит, могут. А потом – бац: снова выделяют бюджетные деньги, да ещё и сразу три миллиона. Вот и возник «замес».

– Да, в 2020 году мы вышли почти «в ноль», и зарплату закрыли без долгов.

– А сейчас есть долги по зарплате?

– Уже нет. Была задолженность за кусочек марта и апрель. И как раз нам дали три миллиона. До конца текущего года. Мне кажется, если бы это как следует осветили перед депутатами горсовета, то многие вопросы отпали бы сами собой.

*     *     *

Автор этих строк сознательно не будет комментировать интервью Екатерины Антоненко. Пусть каждый читатель составит собственное мнение о том, насколько профессионально и убедительно выглядят ответы, аргументы и оправдания главного бухгалтера коммунального предприятия, чей годовой финансовый оборот превышает 13 млн грн. Мне хотелось бы показать другую сторону данной ситуации.

Как уже было сказано в предыдущей публикации на эту тему, история с отчётом «Водоканала» неожиданно получила детективное продолжение. Директор КП Валерий Онищенко написал мне личное сообщение в соцсети Facebook. Валерий Михайлович заявил, что финансовые цифры отчёта содержались в таблицах, и отправил мне фотографию таблицы 13. Ещё через некоторое время я получил фотографию таблицы 9, которая отражает динамику объёмов услуг предприятия за 2013-2020 годы.

У меня нет оснований сомневаться в достоверности этих показателей. Однако проблема заключается в том, что указанные цифры отсутствуют в бумажном варианте отчёта, розданного депутатам горсовета. Документ заканчивается таблицей 8. Ни таблицы 9, ни тем более таблицы 13 в отчёте нет. Физически нет.

Как известно, после драки кулаками не машут, а ложка дорога к обеду. Теперь, задним числом, можно «нарисовать» всё, что угодно. Хотя и не утверждаю, что дело обстоит именно так. Но факт остаётся фактом: очень важный отчёт попал в руки депутатов без финансового анализа деятельности «Водоканала». Здесь может быть только два объяснения: либо это – злой умысел, либо страшный бардак внутри предприятия, а также прокол секретаря горсовета, непосредственно отвечающего за подготовку документов к сессиям. Но тут мои журналистские полномочия заканчиваются. Ответ на возникшие вопросы может дать только внутреннее служебное расследование горсовета. Если, конечно, городской голова Ренийской громады Игорь Плехов проявит такую инициативу.

В личной переписке я посоветовал Игорю Викторовичу разобраться в этой странной истории. Что решит мэр, зависит только от него…

Андрей ПОТЫЛИКО

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм. Моментом узнавайте новости Одессы! Также подписывайтесь на нашу страницу в Facebook!

И еще туда же!

Болградские аграрии готовятся к уборке

Observan

Одесса: на Таирова изменили схему движения на перекрестке

Observan

В Рени затягивается уголовное производство по факту падения пешехода в люк «Водоканала»

Observan